Париж. Часть 3. Эйфелева башня, Мост Александра III и Малый Дворец

Утро было прохладное и пасмурное, но так было даже лучше, потому что день обещал быть полным впечатлений, прогулок, удивительных открытий в прекрасном Париже.  И несмотря на транспортные карты, по центру мы передвигались исключительно пешком, чтобы не упустить ни кусочка этого волшебного города и частенько наш шагомер переваливал за 17 тысяч. И вот, прогуливаясь по маленьким улочкам, неожиданно мы увидели между высокими зданиями бесценный символ Парижа, который стал неотъемлемой частью французской культуры, Эйфелева башня, она же Tour Eiffel.

Грандиозное строение, полёт инженерной мысли, который волнует сердца миллионов людей более ста лет. И мы не были исключением и, присев на лужайке, наслаждались видом и ели вкуснейшую пиццу. Лёгкий перекус на траве и фотосессии завершились, и мы пошли на набережную Сены. Там сели на пароходик, чуть-чуть перевели дух, и сошли на берег у моста Александра III, самого изящного моста в Париже. Кстати, он был заложен в честь франко-русского союза и по этому поводу в центре мостовых арок расположены нимфа Сены с гербом Франции и нимфа Невы  с гербом императорской России. Мост был построен всего за четыре года императором Николаем II.

Открытие произошло на кануне Всемирной выставке 1900 года. Мост — потрясающе красивый с множеством фигур нимф, пегасов и ангелов. Внимательно рассмотрев оплот франко-русской дружбы, мы перешли на другой берег Сены и были снова сражены изяществом, мощью и красотой представших зданий. Перед нами были Grand Palais и Petit Palais. Оба здания тоже были возведены ко Всемирной выставке 1900 года. Теперь здесь постоянно проводятся перформансы. Мы попали на постоянную экспозицию в Petit Palais. Понравилась богатая коллекция икон и майолики. С удовольствием прошлись по залам голландского, фламандского и итальянского искусства эпохи Ренессанса. Привлёк внимание зал гипсовых статуй. «Мы в восхищении» —  так и хотелось повторять слова одного известного персонажа М.А.Булгакова, глядя на всю эту красоту.  

Париж. Часть 2. Музей Орсе

Здание, в которое мы вошли после удивительного музыкального представления на улице, казалось несколько странным для музея. И не случайно, оказывается первоначально это был железнодорожный вокзал, открытый в 1900 году, после чего жители юго-западных районов Франции могли попасть в столицу, прибыв именно на этот вокзал. С расширением железнодорожной сети число пассажиров здесь постепенно уменьшалось и в 1977 году власти города решили превратить вокзал в музей. Спустя девять лет был открыт музей Орсе, просторный и красивый с множеством известных картин, скульптур, элементов интерьера, декоративных экспонатов, фотографий и многого другого периода с 1884 по 1914 годы.

Здесь есть залы, посвящённые таким направлениям в живописи как импрессионизм, неоимпрессионизм, постимпрессионизм, Ар нуво, символизм, Наби, широко представлен французский академизм, реализм и т.д. Впервые я увидела здесь картины любимого Вильяма Бугро, серию картин «Руанский собор» Моне, скульптуры Родена, тот самый «Завтрак на траве» Мане, абсолютно скандальную картину «Происхождение мира» Гюстава Курбе, Ван Гога с Гогеном, забавные карикатурные скульптурки Домье, драматическую Голгофу Жерома, белого кота Бонара и много-много других работ, о которых я узнала больше двадцати лет назад ещё в стенах художественной школы. Музей поражает своим пространством, атмосферой, где время течёт незаметно. И, конечно, сюда хочется возвращаться снова и снова.    

Фрейд и «Моисей Микеланджело»

IMG_20180410_140210

 

В 1913г. Зигмунд Яковлевич Фрейд один из первых предпринял попытку интерпретации произведения искусства, как объекта и установления психосоматики прототипа героя. На протяжение 3 недель он изучал «Моисея» Микеланджело, выполняя измерения и зарисовки. Будучи человеком аналитического склада, Фрейд хотел объяснить связь рациональных и иррациональных составляющих этого произведения. Он желал через произведение понять замысел художника, эмоции, который тот испытывал во время исполнения произведения и облечь чувства в слова.  Он изучал описания скульптуры другими авторами. В 1914 г. опубликовал «Моисей Микеланджело», где, уделяя большое внимание деталям, попытался не просто интерпретировать положение тела Моисея, но и воссоздать предшествующую позу, увязав с библейскими событиями. Фрейд рассуждает и о неслучайности выбора героя надгробия. При жизни Юлий II был близок Микеланджело в том, что он старался претворить в жизнь величие и могущество. Он был человеком действия с четко сформулированными целями, он стремился к единению Италии под эгидой папства. То, что будет осуществлено благодаря взаимодействию других сил через несколько столетий, он стремился достичь в одиночку, в течение краткого, отмеренного ему, периода жизни и правления, нетерпеливо и жестоко. Он ценил Микеланджело как человека близких ему взглядов, однако часто заставлял его страдать от свойственных ему вспыльчивости и бесцеремонности. Художник был обуреваем так же неистовостью в своих порывах, однако, будучи больше дальновидным мечтателем, он сознавал обреченность этих планов. Поэтому он и установил своего Моисея в гробнице папы как упрек умершему и предостережение самому себе, благодаря самокритике возвышаясь над собственной природой.

Лаборатория скульптуры и реставрации

Недавно побывала в лаборатории, где студенты с факультета скульптуры ваяют свои работы. Там все покрыто гипсгипсовой пылью. Ребята работают в специальных ботинках с металлическим носком, вечно вымазанные, одним словом, настоящие строители. Много всякого оборудования. Работают в основном с гипсом и глиной. Там же делают и копии известных скульптур. Для этого существуют специальные формы, куда заливают гипс и дальше собирают, заделывают швы, шлифуют, покрывают воском и готово. В этой лаборатории также занимаются ребята с реставрации, они реанимирую скульптуры, семейные гербы (как на фото ниже), видела даже надгробные памятники. Работа у них подчас ювилирная, требующая большого внимания и точности.

IMG_20140514_173449 IMG_20140514_173511 IMG_20140514_173327 IMG_20140514_172845 IMG_20140514_172831 IMG_20140514_173459